?

Log in

No account? Create an account

Воображение, фантазия - a_gorb — LiveJournal

Jul. 30th, 2012

10:33 am - Воображение, фантазия

Previous Entry Share Flag Next Entry

Эта заметка имеет самостоятельный смысл, но сильно перекликается с заметками о речи и близких вопросах, поэтому тут относительно много повторений. (Отмечу, что здесь приведены мои собственные измышлизмы, которые, естественно, возникли не на пустом месте. Там где до и за меня это сказали другие, я использую длинные цитаты.)

Хотелось бы обратить внимание на такое свойство человека как фантазия, воображение. Мне кажется, что оно является именно тем, что отличает человека от животного. Действительно, человек, прежде чем что-то сделать, способен сначала представить, вообразить, придумать будущие действия и предметы. Этой способностью человек постоянно пользуется. Даже для изготовления простейших вещей (орудий труда в исторической перспективе) требуется воображение. Наличие образа, создаваемого самим человеком, т.е. способность к фантазии, как раз и отличает предметную деятельность человека от таковой у животного, и позволяет человеку продвинуться в этой области значительно дальше. «Первый представитель гоминин, у которого объем мозга превысил типичные для шимпанзе и австралопитеков 400-450 куб см., - это Homo habilis, который к тому же первым стал изготавливать простейшие каменные орудия. Современные обезьяны, между прочим, не способны изготовить такие орудия; даже самые талантливые из них» [А.В.Марков Происхождение и эволюция человека] Насколько развита фантазия у ребенка очевидно для каждого, кто хоть немного имел дело с детьми. «…на 3-м году его жизни мы наблюдаем бурное возрастание конструктивной деятельности, выражающейся в самостоятельной репродукции предметов обихода, способов передвижения, аппаратов, машин, домов, учреждений, более или менее совершенно имитирующих реальные предметы.» [Ладыгина-Котс Н.Н. Дитя шимпанзе и дитя человека в их инстинктах, эмоциях, играх, привычках и выразительных движениях]



Можно предположить, что потенциальная способность к воображению генетически закреплена в устройстве человеческого организма, однако, наряду с другими способностями (например, хождение на двух ногах) она требует развития (воспитания). В тоже время, эта способность, видимо, носит для человека настолько базовый характер, что исторически (эволюционно?) сложилось так, что для ее развития на начальном уровне у вновь появившегося на свет человека практически не требуется специальных сознательных усилий. Тем не менее, способность эта может и совсем не развиться, если человек серьезно болен или «воспитывался» вне человеческого общества (дети «маугли»). Впрочем, в ходе эволюции человек всегда существовал в не слишком малочисленных группах, а поэтому эволюционно могло закрепиться такое устройство организма, которое позволяет развиться способностям человека именно в обществе. При этом природа «позаботилась» о том, что бы базовые способности развивались в норме в «автоматическом» режиме.

Этот процесс нарушается в случае отклонения человека от биологической нормы, например, при повреждениях нервной системы. Другим примером является воспитание слепоглухонемых детей (соответствующие материалы я приводил в заметках о речи: здесь и здесь, тут несколько повторюсь), у которых имеется нормальный мозг, но отсутствуют обычные способы общения с другими людми и взаимодействия с окружающей средой. У таких детей, представленных самих себе, не развиваются человеческие способности, человеческая психика. «Обычное их времяпрепровождение — это сидение в кровати или на .коврике и монотонные маятнико-образные раскачивания туловища. Эти дети не берут и не ощупывают никаких предметов. Не знают игрушек и не понимают, что это такое. Потребности в общении нет. На все попытки прикосновения реагируют отрицательно: отстраняются или отталкивают руки взрослого. Вся психика таких детей сводится к ощущению простейших органических нужд и к переживанию простого удовольствия от их удовлетворения …» [Мещеряков А.И. Слепоглухонемые дети. Развитие психики в процессе формирования поведения]

Задача воспитателя как раз и состоит в том, что бы «активировать» способность к формированию образов. «Ошибка большинства тифлосурдопедагогов прошлого заключалась в том, что они начинали обучение своих воспитанников с попыток формирования речи. Они исходили из того положения, что основным отличием человека от животных является «дар речи», и пытались сформировать эту речь в устной, письменной или дактильной (пальцевой) форме. Однако эта «речь», не опираясь на систему непосредственного (образного) отражения окружающего мира, повисала в воздухе и не могла служить основой психического развития ребенка.» [Мещеряков А.И. Указ. соч.]

Сформировавшееся у человека умение фантазировать позволяет ему уже совершать настолько сложные действия, которые немыслимы для сколь угодно хорошо обученной и талантливой обезьяны. «Мальчика никто не учил общаться с окружающими людьми. Ему просто каждый показывал, как надо работать, — и мальчик учился работать. Поэтому Фаниль не знал почти никаких жестов. Когда его куда-нибудь звали, то его просто тянули в нужном направлении, когда заставляли что-нибудь делать, то просто его руками показывали, как надо делать. Постепенно у мальчика выработался такой распорядок жизни, в котором он и не испытывал нужды в особых средствах общения. Утром мальчик вставал когда хотел, самостоятельно находил еду (он хорошо знал, что где лежит), завтракал, уходил заниматься в свой уголок, обедал вместе с семьей, по запаху узнавая, что обед на столе. Он прекрасно знал место каждой вещи в доме, всегда безошибочно находил нужный ему предмет. Удачей мальчика было еще то, что отец отвел для его личного пользования сарайчик, … Долгие часы просиживал мальчик в своем сарайчике, по примеру старших мастеря разные вещи из дерева и металла. Он научился забивать гвозди, даже самые маленькие, не ушибая пальцев, научился отпиливать доски, овладел клещами, топором. Он мастерил игрушки для малышей (коляски, каталки, скамеечки) и другие поделки для дома.»[Мещеряков А.И. Указ. соч.]

Более того, когда воображение достаточно развилось, то в человеке пробуждается способность к языку. И не просто способность, но и острая потребность. «В разных условиях деятельность для своего осуществления требует то одних, то других предметов. Соответственно этому меняются и усложняются задачи ориентировочной активности — она направляется на поиски нужного предмета. В этих поисках ребенок сталкивается с множеством разнообразных предметов … Для того чтобы найти нужную вещь, ребенок должен сравнить попавшийся под руку предмет с имеющимся в его голове образом, осуществить примеривание реального предмета к идеальному образцу.
Это сравнение предмета с имеющимся в голове ребенка образом необходимо формирует новые знания, новые образы предметов …

Если это удается, то все остальное идет уже принципиально легко: и обучение языку (вначале жестовому, затем дактильному и устному, а в итоге словесному), и формирование навыков логического мышления, и усвоение нравственных норм.» [Мещеряков А.И. Указ. соч.]

И не в коем случае не наоборот! Язык всегда есть вторичное явление. Почему так происходит позволяет понять утверждение И.Павлова, что слово есть сигнал сигналов (подробнее об этом здесь, сигнальная система есть просто система условных рефлексов, а вторая сигнальная система – система условных рефлексов на специальный раздражитель слово). Действительно, для того, что бы иметь «надстройку» над первыми сигналами, надо, во-первых, иметь эти самые первые сигналы. С этим на начальном уровне проблем обычно не возникает, эти сигналы (т.е. условные рефлексы) доступны для всех животных с достаточно развитой нервной системой. А вот как раз при воспитании слепоглухонемых требуется для этого огромный труд. Т.е. необходима специально организованная деятельность по формированию условных рефлексов.

В норме формирования первых сигналов происходит автоматически, прежде чем ребенок начнет по-человечески говорить он уже очень много умеет и очень много знает. Причем, это формируется само собой, просто в результате жизни в человеческой среде, среди людей и среди предметов сделанных людьми, которые есть предметное бытие человеческой мысли. «Ребенка так же легко научить названию понятия, если только само понятие сформировать в его уме, как и названию предмета. … Слова могут, быть полноценно усвоенными только в том случае, если они обозначают «действительно испытанное». [Мещеряков А.И. Указ. соч.] На этот процесс окружающие маленького человечка люди часто совершенно не обращают внимания.

Разумеется, я совершенно далек от мысли (очень далек:)) принижать значение языка, да и полноценного человека, не владеющего речью, я себе не могу представить. Скажу словами Мещярекова: «Само собой разумеется, что, возникнув, язык оказывает сильнейшее обратное воздействие на сложившееся поведение и психику, позволяя ей подняться на следующий, более высокий уровень развития, без языка недостижимый.»
Сложность человеческих действий и соответствующая им сложность образов, без которых эти действия немыслимы, как раз и требует сложных сигналов для этих образов. Поэтому язык человека неизмеримо сложнее, чем «язык» животных. Более того, слова позволяют создавать новые образы, которых «в голове» до них не было.

Таким образом, в голове человека имеется образ, а вот затем этот образ уже может быть обозначен словом. А может быть и не обозначен, такого слова может не быть вовсе, или человек его еще может не знать. Но тут нет особой проблемы, слово можно придумать или узнать. Первое достаточно типично для науки («До недавнего времени не существовало слова для выражения этого комплекса идей, и, стремясь охватить всю область одним термином, я почувствовал себя вынужденным изобрести его. Отсюда термин «кибернетика»…» [Винер Н. Человеческое использование человеческих существ:
Кибернетика и общество]). Второе случается при изучении языка. Хотя на практике иногда удается обойтись и совсем без специального обозначения.

Таким образом, при наличии образа, нахождение слова не является уж очень трудной задачей. Более важной проблемой является то свойство слов, что они, по замечанию Павлова, «удалили нас от действительности». Подробнее он характеризовал это явление следующим образом: «Вы закончили свою работу, вам надо ее теперь как-нибудь запечатлеть, поделиться своими результатами с другими. И здесь выступают на сцену новые сигналы, новые символы действительности. Что такое наши слова, которыми мы описываем факты, как не новые сигналы, которые могут, в свою очередь, затемнить, исказить истину. Слова могут быть подобраны неточные, неподходящие, могут неверно пониматься и т.д. И вы опять должны остерегаться, чтобы не увидеть благодаря словам действительность в ненадлежащем, неверном виде. Весьма часто случается, что один исследователь не может воспроизвести верных фактов другого - и только потому, что словесная передача этим другим обстановки всего его дела не соответствует, не воспроизводит точно и полно действительности.
И, наконец, когда вы дойдете до выводов, когда вы начнете оперировать с теми словесными сигналами - этикетками, которые вы поставили на место фактов, - то здесь фальсификация действительности может достигать огромнейших размеров.» >» [И.П. Павлов Об уме вообще, о русском уме в частности] (Подчеркнуто мной.)

К сожалению наша система образования построена на том, что «образование же должно доставить человеку средства, … Но специфически человеческие средства - это способы символического описания мира, то есть языки. … образование вообще есть обучение языкам - в более или менее широком смысле этого слова. Если вас больше устроит формулировка "обучение использованию символов", я не возражаю.» [А.И.Фет Что такое образованный человек?] В результате человек приобретает знания и даже сдает экзамены. Но знания чего он получает? Знания о связи знаков (слов) друг с другом, знания об этикетках, о связи этикеток друг с другом. «Опасность накопления такого рода «знаний» усугубляется еще и тем, что часто она остается незамеченной, ибо такие «пустые» слова и фразы весьма тонко маскируются «правильным» употреблением их в соответствующих ситуациях.» [Мещеряков А.И. Указ. соч.]

Но если у человека за эти знаки, знания о которых он имеет, не вызывают никаких образов, то получается совсем грустная ситуация, наглядно описанная тем же Павловым. «Вы видите, до чего русский ум не привязан к фактам. Он больше любит слова и ими оперирует. Что мы действительно живем словами, это доказывают такие факты. Физиология - как наука - опирается на другие научные дисциплины. Физиологу на каждом шагу приходится обращаться к элементам физики, химии. И, представьте себе, мой долгий преподавательский опыт показал мне, что молодые люди, приступающие к изучению физиологии, т.е. прошедшие среднюю школу, реального представления о самих элементах физики, химии не имеют.

Это приговор над русской мыслью, она знает только слова и не хочет прикоснуться к действительности. Я иллюстрирую это еще более ярким случаем. Несколько лет назад профессор Манассеин, редактор “Врача”, посылает мне статью, полученную им от товарища, которого знает как очень вдумчивого человека. Но так как эта статья специальная, то он и просил меня высказать свое мнение. Работа эта называлась: “Новая движущая сила в кровообращении”. И что же? Этот занимающийся человек только к сорока годам понял это присасывающее действие грудной клетки и был настолько поражен, что вообразил, что это целое открытие. Странная вещь! Человек всю жизнь учился и только к сорока годам постиг такую элементарную вещь.

Таким образом, господа, вы видите, что русская мысль совершенно не применяет критики метода, т.е. нисколько не проверяет смысла слов, не идет за кулисы слова, не любит смотреть на подлинную действительность. Мы занимаемся коллекционированием слов, а не изучением жизни.» [И.П. Павлов Об уме вообще, о русском уме в частности] (Подчеркнуто мной. Павлов пишет здесь о русском уме, но думается, что его утверждения имеют более общий характер.)

Соображения Павлова, я думаю, разделят многие из тех, кому приходится работать с выпускниками вузов. Да не только с выпускниками. Любую школьную задачку, скажем, по физике, гораздо проще решить, если представляешь, т.е. имеешь образ, того, что происходит. Много раз сталкивался с ситуацией, когда человек знает нужные слова и формулы, но совершенно не представляет, к чему в действительности применимы эти формулы. Возьмем математику. Она на первый взгляд не требует представления своих объектов и прямо заявляет, что даже в геометрии точка и прямая могут не иметь никакого отношения к тому, что называется точкой и прямой в обыденной жизни. Однако думаю, что и в ней образ играет не последнюю роль. «В книге «Исследование психологии процесса изобретения в области математики» (1945) Жак Адамар занялся изучением вопроса о том, как мыслит математик, и обнаружил, что в процессе творчества почти все математики избегают пользоваться языком. Они мыслят смутными образами, визуальными или тактильными.» [М. Клайн Математика. Утрата определенности.]

Не развитость у человека воображения делает его весьма ущербным в жизни. И опять позволю себе процитировать Павлова, ибо лучше и не скажешь. «…человек представляет собой два типа высшей нервной деятельности, а это именно: тип художественный, следовательно, аналогичный, приближающийся к животному, которое тоже воспринимает весь внешний мир в виде впечатлений только непосредственными рецепторами, и другой тип — умственный, который работает второй сигнальной системой. Таким образом, мозг человеческий является сложившимся из животного мозга и из раздела человеческого в виде слова. У человека начинает преобладать эта вторая, сигнальная система. Можно думать, что при некоторых неблагоприятных условиях, при ослаблении нервной системы, может вновь произойти это филогенетическое разделение мозга, тогда возможно, что один будет преимущественно пользоваться первой сигнальной системой, а второй — преимущественно второй сигнальной системой. Это разделяет людей на художественные натуры и чисто умственные абстрактные натуры.
Когда это расхождение достигает большой степени при разных неблагоприятных условиях, тогда получается болезненное проявление этой сложности высшей человеческой нервной деятельности, так сказать, — утрированные художники и утрированные мыслители (патология). Я думаю первых приурочить к истерикам, а вторых — к психастеникам. Я видал много невротиков. Если говорить о жизненной неспособности или неактивности этих больных людей, то нужно сказать, что психастеники должны быть особенно жизненно бессильными, сравнительно с истериками, это подтверждается фактами. Многие истерики превращаются в «больших деятелей» жизни…. Наоборот, психастеники, которые исключительно словами орудуют, большей частью в жизни никуда не годны и совершенно беспомощны.” [И.П. Павлов О художественном и мыслительном типе людей] (подчеркнуто мной)

Какой же вывод. А он очень простой. Никогда не надо забывать, что мышление человека не сводится исключительно только к словам (хотя тов. Сталин придерживался противоположного мнения). И не надо пытаться отделить слово от образа, как раз наоборот, надо стремиться к единству слово-образ-действительность. Разделенность здесь может быть только моментом в процессе познания.

Когда человек начинает изучать Теоретическую и Математическую физику, то за знаком, словом он уже должен уметь видеть действительность, т.е. иметь соответствующий образ, соответствующее представление. Причем это представление должно возникать под действием абстрактнейших символов, т.е. у него должна быть очень хорошо развита фантазия, что бы видеть действительность за уравнениями. Отсюда и известное высказывание, приписываемое Давиду Гильберту: «Он стал поэтом — и правильно сделал. Для математики ему не хватало фантазии!».

Как же развить фантазию? Универсально рецепта у меня нет, но можно предложить следующее. Читать – при чтении как раз и возникает образ, чтение научает создавать образ из слов. А талант писателя как раз и заключается в том, что бы подобрать такие слова, которые рождают образы. Ну, естественно, и другие виды искусства также полезны для развития фантазии. Творить – не мешать человеку опредмечивать свои мысли, а наоборот, всячески поощрять творчество, выдумку, любое проявление фантазии. При преподавании, которое в силу различных объективных технических проблем еще долго будет оставаться основанным на слове, стараться всеми силами, что бы у учеников за словами возникал образ. Вот как-то так …:)

Comments:

[User Picture]
From:mikeura
Date:July 30th, 2012 06:57 am (UTC)
(Link)
хорошо бы опубликовать в ру_философи, а то там отдельные личности пропагандируют культ второй сигнальной системы:))
(Reply) (Thread)
[User Picture]
From:alisarin
Date:July 31st, 2012 09:44 am (UTC)
(Link)
Ключевой момент здесь - это:

Когда человек начинает изучать Теоретическую и Математическую физику, то за знаком, словом он уже должен уметь видеть действительность, т.е. иметь соответствующий образ, соответствующее представление. Причем это представление должно возникать под действием абстрактнейших символов, т.е. у него должна быть очень хорошо развита фантазия, что бы видеть действительность за уравнениями.

С моей точки зрения, на все это ответил ... Прутков, "специалист подобен флюсу", а человек просто выигрывает тем, что у него уровень детализации картины выше, его мышление - это фотография на большом разрешении, это нисколько не организационный фактор, как технологический. Человек - это своего рода система, получившая чип вместо кучи транзисторов, и далее - определенный срок прогрессирующей социализации и вот вам высокий интеллект.

:)
(Reply) (Thread)
[User Picture]
From:a_gorb
Date:July 31st, 2012 06:50 pm (UTC)
(Link)
” Человек - это своего рода система, получившая чип вместо кучи транзисторов”
Ну да. Я и говорю, что я на 98.8% шимпанзе, а на 60% банан:)
Но чип вместо транзисторов – отличие огромаднейшее.
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]
From:alisarin
Date:July 31st, 2012 07:08 pm (UTC)
(Link)
Я бы добавил к данной особенности еще момент, что у человека еще информационный максимум приходится на визуальный канал. Если бы осталось как у собаки с максимумом на обонятельном канале, то тоже бы ничего не светило :)
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]
From:a_gorb
Date:August 2nd, 2012 04:52 am (UTC)
(Link)
”информационный максимум приходится на визуальный канал”
Это утверждение надо проверить. Я где-то краем уха слышал, что на кинестетическое чувство дает максимум информации в мозг.
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]
From:alisarin
Date:August 2nd, 2012 06:09 pm (UTC)
(Link)
Размышление такое - ... чем дальше в лес, тем больше дров. Скорее всего, основной объем активности мозга - это такие реакции, что на когнитивный уровень никак не выходят, например, сугубо техническое сканирование всех возможных входов в центральную нервную систему. Да и ощущения цвета - они образуются в нашем мозгу так же, как они образуются и в телевизионной передающей трубке - через кодирование по цветоразностной схеме. Хотя оно так и происходит, но на когнитивном уровне мы не можем за этим проследить; следовательно, нам необходимо говорить о двух отдельных обрабатываемых мозгом комплексах данных - комплексах данных фонового уровня, и комплексах данных когнитивного уровня. Если говорить, например, о вашем собственном опыте именно когнитивного уровня, то много он содержит кинестатических данных? Зрительных данных, напротив, на когнитивном уровне скапливается сложно сказать сколько именно много. ...
(Reply) (Parent) (Thread)