?

Log in

No account? Create an account

Деятельность и её подобия - a_gorb — LiveJournal

Aug. 3rd, 2011

10:15 pm - Деятельность и её подобия

Previous Entry Share Flag Next Entry

С разрешения автора выкладываю небольшую философскую статью, которая лично мне нравиться и которая для меня служит некой основой для анализа людского поведения.

Деятельность и её подобия
В.Н.Прончатов


Я преподаю философию и хочу пробудить, а ещё лучше сформировать интерес учеников к своему предмету. Иногда это удается, но чаще всего наше общение заканчивается после сдачи экзамена. Мне кажется, что интересу к философии предшествует жажда личного самоутверждения перед лицом бесконечности, а это чувство возникает у человека в предметной практической деятельности. Молодой человек может не знать формулировку основного вопроса философии и не владеть её языком. На первых порах это не страшно. Главное, чтобы он ощущал себя деятельной натурой, потому что именно деятельность становится предпосылкой интереса к философии, мифологии и религии. С точки зрения философии
Деятельностью Я называю перенос человеком своего Я в предмет с надеждой получить его обратно многократно умноженным за счет общественного признания. Понятая таким образом, деятельность включает в себя представления о собственной исключительности, перенос своей неповторимости в материальный объект и возвращение его своему владельцу в форме общественного признания. Индивидуальность творца возвращают не вещи, а другие люди, чьи потребности удовлетворены посредством вещей. Пока работа не закончена, другие люди присутствуют в сознании творческой личности в качестве второго Я. Каждый писатель есть первый читатель своей книги и должен удовлетворить себя. Но, удовлетворяя себя как читателя, он на самом деле удовлетворяет другого, приписывая ему свои представления о должном.
Совокупность перечисленных компонентов образует деятельность, что называется, в чистом виде. Однако может случиться так, что один из необходимых элементов отсутствует. Человек может не стремиться к самоутверждению, вещь может не принять его собственное Я, другие люди могут не оценить его усилий, не выразить своего восхищения или заменит ожидаемую похвалу неприятным осуждением. В этом случае деятельность переходит в одну из многих разновидностей социальной активности, разновидности которой становятся подобием деятельности, потому что сохраняют её элементы.
Первый тип похожего на деятельность поведения связан с человеком, который действует в двух разных сферах. В одной он реализует своё Я, а в другой работает только ради денег или под страхом наказания. Во втором случае цель ему задает другой человек и в глазах этого другого инертный исполнитель сливается с вещью. Как часть вещи он сопротивляется чужому Я, потому что оно ему чужое и одновременно он его частично принимает. Когда работа закончена, «говорящие орудия» насильственно отделяются от вещи, унося с собой двойное Я: чужое так и не ставшее своим, и чужое принятое как своё своё. Если результат труда оставляет окружающих равнодушными, то оба Я безболезненно угасают. Если результат возникает негативную реакцию, то ответственность за неудачу возлагается на чужое Я и за счет его утверждается чужое Я, ставшее своим (мы работники талантливые, а руководство у нас бездарное. С них и спрашивайте). Если же окружающие восхищаются сделанной работой, то чужое Я ставшее своим пытается уничтожить Я оставшееся чужим, чтобы таким образом утвердить чужое как своё. (Вы славите инженеров, хотя железную дорогу строили не они, а мы. Они же здесь совсем не при чем).
А теперь представим человека, уверенного в собственной значимости. Он считает себя отличным пианистом, потому что ощущает свою способность к музыке. Чтобы возможность стала действительностью, живущая в душе симфония, должна воплотиться в ноты или в звуки. Попытка переноса субъективного в объективное может не получиться, и тогда неудачнику придётся снижать самооценку. Самомнение, пусть даже не подтвержденное результатом, лучше, чем ничего, поэтому пианист «в мечтах» старается под разными предлогами не садиться за рояль в присутствии посторонних. Однако он всё-таки действует, потому что играет для себя и при этом воображает, что выступает в переполненном концерном зале. Либо наоборот, слушает знаменитого музыканта, представляя себя на его месте. Он находит у маэстро массу недостатков, т.к. соотносит чужое исполнение с идеальной мелодией, которую сам воспроизводит в качестве воображения.
Если же человек решается действовать, то он обрекает себя на противоборство с предметом без твердой уверенности в успехе. Вещи могут не принять в себя человеческую индивидуальность, и тогда деятельность снова превращается в своё подобие. Это подобие деятельности, т.к. Я не принимается предметом и одновременно деятельность, потому что оно хотя бы частично опредмечивается.
Любой предмет существует сам по себе и одновременно воспринимается человеком, причем эти две ипостаси нетождественны друг другу. Люди отдают своё Я вещам «для нас» ибо других вещей они просто не знают. Но может получиться так, что Я, предназначенное «вещи для нас», переходят в структуру «вещи в себе». Поскольку последняя человеку не дана, ему кажется, что перенос не состоялся, хотя он произошел. «Когда примешь неправильное предложение и начинаешь его анализировать, - говорил знаменитый сыщик Эркюль Пуаро, - то тут, то там начинают выпирать несоответствия, которые и доказывают тебе, что ты на неправильном пути (Агата Кристи «Большая Четверка»). Отказываясь от предложенной индивидуальности, вещь как бы обзывает кандидата в творцы болваном или бездарем, и слишком часто это обвинение справедливо. Человек может считать себя талантливым писателем а на самом деле быть обычным графоманом, но не подозревать об этом. Действуя, он предлагает вещам свои представления о себе (Я – талант) и свою реальность (он бездарен). Поскольку способности существуют только в воображении, то предмет принимает реальную бездарность и возвращает многократно усиленной. И хотя проникновение в предмет осуществилось, субъект считает, что его активность не стала деятельностью.
Своеволие вещи проявляется не только в отказе от индивидуальности, но и в её присвоении. В надежде на признание ты что-то произвёл или построил, но окружающие восприняли содеянное тобой как должное. Съели, выпили, прочитали – и никаких эмоций. Как будто так и надо. Обида, конечно, велика, хотя и не всегда справедлива. Со стороны вещи присвоение индивидуальности всегда сопровождается её возвратом, а форма признания может быть разной. Представим себе бегуна, впервые пробежавшего стометровую дистанцию за десять секунд. Он установил личный рекорд, но для большого спорта показал весьма средний результат. Чемпион района теряет свою значительность на первенстве Европы. Но приглашение на международные соревнования, где спортсмен не стал призёром, можно рассматривать как общественное признание.
Если возвращение Я в форме обезличивания человека не устраивает, ему придётся превосходить всех или уходить в сообщество с заниженным уровнем требований. Другими словами, если нельзя стать первым в Риме, можно попытаться осуществить свои намерения в Галлии. Всякое иное решение превращает деятельность в разновидность её подобия.
Человек многократно пытался перенести Я в предмет, но своевольная вещь его индивидуальность не принимала или присваивала в очень ограниченных объемах. Поскольку конечной целью деятельности является возврат многократно умноженного Я, то у всякого творца возникает соблазн превратить окончание деятельности в её начало. Сначала вы меня наградите, а потом я начну действовать. Подобные требования окружающие чаще всего отклоняют, но иногда сделки подобного рода всё-таки заключаются и на свет появляются маршалы без побед, писатели без книг и художники без картин. Этот неэквивалентный обмен реальных материальных благ на вымышленные достижения объясняется спецификой тех отношений, в структуре которых деятельность осуществляется.
Всякая деятельность утверждает значимость индивидуального человеческого Я, поэтому выбирает различные средства самоутверждения. Предпринимателей иногда называют «романтиками первоначального накопления», и хотя романтизм связан преимущественно с искусством, бизнесмен всё же не поэт или частичный поэт. Свою незавершенность как поэта капиталист пытается компенсировать за счет деятелей искусства. Он предлагает им деньги для реализации своих художественных претензий. Знаменитые художники, журналисты и писатели ему не нужны: их Я уже реализовано, и утверждать чужие амбиции они не собираются. Бизнесу нужен тот, кто, имея талант, ещё ничего не создал, или тот, кто будучи талантливым, уже исписался. Этим людям предприниматель предлагает своё маленькое Я художника и большое Я бизнесмена, подкрепляя последнее деньгами. Принимая двойное Я предпринимателя, деятель культуры заново расставляет акценты. Большое Я бизнесмена он превращает в своё большое Я художника, а маленькое Я живущего в бизнесмене художника объявляет основанием для его служения искусству в качестве бескорыстного поклонника. «Если мне, - говорит художник самому себе, - дают большие деньги, значит я действительно талантлив. Власть имущие не могут ошибаться, потому что они в какой-то степени мои коллеги по творчеству».
Когда страдающий от своей невостребованности «талант» появляется на экране телевизора, зрители вновь изменяют акценты. Они аплодируют большому Я бизнесмена, т.е. деньгам, принявшим форму разговоров об искусстве. Римский император Нерон считал себя великим артистом, а зрители аплодировали власти, принявшей форму сценического действия.
Одобрение зрителей возвращается к писателю, олицетворяющему художественное Я бизнесмена, и писатель вновь переставляет акценты. Аплодисменты деньгам или власти он считает аплодисментами себе как писателя. Бизнесмен же ещё раз доворачивает ситуацию. Аплодисменты его деньгам он считает аплодисментами своему художественному дарованию, которое с этого момента начинает претендовать на принципиально иной масштаб.
Перенос человеческого Я в предмет осуществляется как в форме деятельности, так и в форме её подобия. В обоих случаях человек как бы раздваивается. Одно Я остается с ним, как его собственные представления о себе самом, а другое Я переходит в разные предметы. Благодаря взаимодействию субъективного и опредмеченного Я, люди преодолевают конечность своего бытия и одновременно осознают её. Когда строитель видит построенный им дом, который может простоять сотню лет, он понимает, что принявшая форму дома частица его Я переживет оставшуюся неопредмеченной индивидуальность.
А вот теперь можно сделать предварительные итоги. Коль скоро внешнеподобные виды человеческой активности в той или иной форме содержат элементы деятельности, то в учебной аудитории отношение мышления к бытию становится движением в двух направлениях. Бесконечность нисходит в конечное индивидуальное существование, только потому, что индивид восходит к бесконечности. Если подобие деятельности есть деятельность, значит любая волнующая молодого человека проблема может обрести философское звучание. Чтобы восхождение не стало погружением в банальность псевдодеятельности, преподавателю философии надо стать своеобразным переводчиком, одинаково свободно владеющим языком мышления и здравого смысла.

Comments:

[User Picture]
From:antonrai
Date:September 8th, 2011 11:56 am (UTC)
(Link)
"Деятельностью Я называю перенос человеком своего Я в предмет с надеждой получить его обратно многократно умноженным за счет общественного признания. Понятая таким образом, деятельность включает в себя представления о собственной исключительности, перенос своей неповторимости в материальный объект и возвращение его своему владельцу в форме общественного признания. Индивидуальность творца возвращают не вещи, а другие люди, чьи потребности удовлетворены посредством вещей. Пока работа не закончена, другие люди присутствуют в сознании творческой личности в качестве второго Я. Каждый писатель есть первый читатель своей книги и должен удовлетворить себя".

Интересное определение, но оно может уводить разговор в сторону от конкретного содержания деятельности. Вот, например, когда разбираешь какой-то вопрос, то занят ведь сутью дела (деятелности) и забота одна - дойти до этой сути, а не "привнести свое я в предмет", хотя по факту занято этим делом именно Я (любое какое-то я) и способ рассмотрения действительно оказывается оригинальным (если) и далее можно говорить, что за счет общественного признания, личность как бы умножается (хотя не очень мне нравится этот термин - многократно умноженная личность) и прочее. Понимаемая через многократное самоумножение (как результат - "Поскольку конечной целью деятельности является возврат многократно умноженного Я") деятельность превращается в погоню за признанием, что формализует процесс деятельности, и в частности в перспективе делает его безнравственным. Конечной целью деятельности, например, философа, является объяснение реальности (какого-то аспекта реальности), а не многократное умноженное Я:)
Вообще деятельность задается через целеполагание, и достижение поставленных целей, а признание необходимо, чтобы поддерживать деятельного человека в его деятельности. Признание же подтверждает, что цель достигнута, и что затраченные усилия не пропали даром. Я бы лично так сказал.
(Reply) (Thread)
[User Picture]
From:a_gorb
Date:September 8th, 2011 06:05 pm (UTC)
(Link)
”Интересное определение, но оно может уводить разговор в сторону от конкретного содержания деятельности.”
Оно как раз и абстрагируется от конкретного содержании, вида, типа деятельности. Т.е. является весьма общим. Ниже в тексте в рамках этого определения обсуждаются самые различные виды деятельности.

”хотя не очень мне нравится этот термин - многократно умноженная личность”
Термин возможно и неудачный, но вроде понятно, что имеется в виду.

”Понимаемая через многократное самоумножение (как результат - "Поскольку конечной целью деятельности является возврат многократно умноженного Я") деятельность превращается в погоню за признанием, что формализует процесс деятельности, и в частности в перспективе делает его безнравственным.”
Совершенно верно. Но обращу внимание, что автор считает, что деятельность включает в себя все три компонента. Исчезновение любого превращает ее в нечто другое, порой похожее (подобие деятельности). Поэтому погоня за признанием, т.е. оставление только одного компонента, превращает деятельность в ее подобие: «Поскольку конечной целью [лично я бы сказал - этапом] деятельности является возврат многократно умноженного Я, то у всякого творца возникает соблазн превратить окончание деятельности в её начало. [погоня за признанием] Сначала вы меня наградите, а потом я начну действовать. Подобные требования окружающие чаще всего отклоняют, но иногда сделки подобного рода всё-таки заключаются и на свет появляются маршалы без побед, писатели без книг и художники без картин. [это как раз по поводу нравственности] Этот неэквивалентный обмен реальных материальных благ на вымышленные достижения объясняется спецификой тех отношений, в структуре которых деятельность осуществляется.»
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]
From:a_gorb
Date:September 8th, 2011 06:14 pm (UTC)
(Link)
”Конечной целью деятельности, например, философа, является объяснение реальности (какого-то аспекта реальности), а не многократное умноженное Я:)”
Ну да? Давайте посмотрим. Будет ли смысл в деятельности, если философ просто повторит чужое объяснения? Похоже, что нет. Тут нужно свое. Вот и первый компонент: «представления о собственной исключительности». Само по себе это объяснение а) есть уже некое взаимодействие с внешним миром и б) оно как-то должно быть зафиксировано в тексте, речи (в противном случае, под объяснение действительности подойдет сон, который мне вчера приснился:)) Это дает второй компонент: «перенос своей неповторимости в материальный объект». Этот второй компонент помимо самостоятельного значения еще и связывает первый с третьим. Этот перенос и сам объект, естественно, крайне сильно отличаются для разных видов деятельности.
Ну хорошо, реальность Я объяснило, текст (речь) подготовило (или еще как-то зафиксировало это объяснение). Что дальше? Убирает на полку или в нижний ящик стола и, развалившись в кресле, Я с удовольствием гордится собой? Такое тоже возможно, но, спрашивается, зачем было искать эти объяснения, если они останутся совершенно никому неизвестными и от них никому ни тепло, ни холодно? Вряд ли это будет названо кем-либо деятельностью, правда, об этом вообще никто и не знает:) Один из вариантов такого подобия (т.е. без третьего компонента) деятельности автор описывает так: «А теперь представим человека, уверенного в собственной значимости. Он считает себя отличным пианистом, потому что ощущает свою способность к музыке. Чтобы возможность стала действительностью, живущая в душе симфония, должна воплотиться в ноты или в звуки. Попытка переноса субъективного в объективное может не получиться, и тогда неудачнику придётся снижать самооценку. Самомнение, пусть даже не подтвержденное результатом, лучше, чем ничего, поэтому пианист «в мечтах» старается под разными предлогами не садиться за рояль в присутствии посторонних. Однако он всё-таки действует, потому что играет для себя и при этом воображает, что выступает в переполненном концерном зале. Либо наоборот, слушает знаменитого музыканта, представляя себя на его месте. Он находит у маэстро массу недостатков, т.к. соотносит чужое исполнение с идеальной мелодией, которую сам воспроизводит в качестве воображения.»
После выставления своего труда на публику возникает (или не возникает) третий компонент: «возвращение его своему владельцу в форме общественного признания». Конечно, признания (в широком смысле) может и не быть. Но назовут ли такого человека деятельным? Думаю, что нет. Скорее скажут, что он занимается какой-то ненужной ерундой. Да и сам человек скорее всего не слишком хорошо воспримет равнодушие к своим результатам, в которых «живет» частичка его Я.
Вот так. Так что на мой взгляд, деятельность философа вполне укладывается в это определение. А отклонения также дают только подобия деятельности, т.е. не настоящую деятельность, что вызывает душевный дискомфорт у порядочного философа.
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]
From:antonrai
Date:September 9th, 2011 08:33 am (UTC)
(Link)
Включать все три компонета деятельность может, при том, что доминировать будет жажда призанния, вполне возможно, что и будущего признания. И это будет как-то отражаться и в результате. Когда мотивация задается через цель - оъяснить что-то, - это одно, тут Я идет к цели; когда мотивация задается через признание, то цель становится средством к признанию. А описанный тут механизм будет работать одинаково что в первом случае, что во втором. Будет и представление, и перенос, и возвращение. Опять-таки даже в терминах, тут акцент на постоянное осознание собственной исключительности, потом возвращения многократно умноженого Я. Надо думать о деле, а не о своей исключительности:) Есть какие-то рабочие моменты, в которые надо обо всем забыть - о признании, о своем я, и думать о деле. А вот описанный тут деятельный человек, складывается такое впечатление, никогда не сможет об этом забыть.
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]
From:a_gorb
Date:September 10th, 2011 08:43 am (UTC)
(Link)

”Включать все три компонета деятельность может, при том, что доминировать будет жажда призанния, вполне возможно, что и будущего признания.”
Да, согласен, вполне возможно. Доминировать может любая из компонент. А может быть и так, что между ними будет некая гармония. И это все ” будет как-то отражаться и в результате.”
”А описанный тут механизм будет работать одинаково что в первом случае, что во втором.”
Будет. А вы сможете эти случаи отличить? Расспросить автора?, да он и сам вполне может не отдавать отчет в своих мотивах.
”Опять-таки даже в терминах, тут акцент на постоянное осознание собственной исключительности, потом возвращения многократно умноженого Я. ”
Да нет, тут одинаково важны все три этапа. При таком акценте опять существует лишь подобие деятельности.
”Есть какие-то рабочие моменты, в которые надо обо всем забыть - о признании, о своем я, и думать о деле.”
Вполне резонно, деятельность не некий единичный акт, а может быть длительным процессом, который включает множество различных моментов. Когда пианист играет на концерте, ему может быть и лучше забыть о всем, кроме той музыки, которую он творит. НО! Играет то пианист, т.е. вносит в музыку свою душу (свое Я) и играет то он не в пустом зале, а перед зрителями. И даже если он об этом в данный момент забыл, то от этого ни душа пианиста, ни зрители никуда не исчезли. А вот если исчезнут, то исчезнет и деятельность.
”А вот описанный тут деятельный человек, складывается такое впечатление, никогда не сможет об этом забыть.”
Да почему же? Он вполне может об этом забыть, а в нужный момент вспомнить. Плохо, когда отсутствуют другие компоненты, и автор об этом пишет.
Потом, обратите внимание, что автор уделяет внимание всем трем компонентам деятельности и тому, что происходит при их отсутствии.

А признание, возвращение Я – что-то я не замечал, что бы люди, которые пишут в ЖЖ, были бы рады, если бы их посты проходили незамеченными. И я что-то не слишком часто наблюдал, что бы человек создавший что-либо стоящее (а умный человек понимает, что он сделал) не стремился познакомить со своими результатами других.
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]
From:antonrai
Date:September 10th, 2011 12:33 pm (UTC)
(Link)
Да я ведь нисколько не преуменьшаю ценность признания. Вообще пренебрегают признаем те, у кого нет с ним проблем, тогда просто (проще) говорить - все это пустое, а надо думать о деле. Но действительно выходит, что о деле надо думать, в любом случае, а отсутствие признания плохо как раз тем, что делу мешает. Хотя практика показывает, что в ряде случаев человек может действовать и вне широкого (или, скажем, удовлетворительного для деятеля) признания, и достаточно плодотворно.

”А описанный тут механизм будет работать одинаково что в первом случае, что во втором.”
Будет. А вы сможете эти случаи отличить? Расспросить автора?, да он и сам вполне может не отдавать отчет в своих мотивах".

Можно найти признаки, их надо искать в результатах деятельности, в стремлении к тем, а не иным целям. Например, в музыке одно дело заняться поп-музыкой, другое, менее ориентированной на массовый успех. Но тут есть свои проблемы, например, человек может мечтать о месте в истории, как чем-то более долговечном в смысле славы, чем преходящие рукоплескания миллионов. Просто я хочу отметить, что может быть принципиальная разница между различными способами действия, при том, что описанный в статье механизм будет работать, полагая их подлинными "деятельностями" (и признанная поп-звезда будет подлинно деятельным человеком не менее, а даже и более, чем непризнанный художник), тогда как еще могут существовать вопросы, какая же из них будет подлинной, а какая - скажем, (несколько условно) менее подлинной (изначально ориентированной на признание).
(Reply) (Parent) (Thread)