?

Log in

No account? Create an account

Павлов о мышлении - a_gorb — LiveJournal

Aug. 30th, 2009

11:50 pm - Павлов о мышлении

Previous Entry Share Flag Next Entry

В результате вот этой дискуссии почитал Павлова. За что большое спасибо моему оппоненту. Свои мысли по результатам чтения запостил там. На всякий случай, повторяю их здесь, у себя.

Текст в 4 частях:
1. Павлов о рефлексах.
2. Павлов и Ильенков о мышление
3. Павлов о двух типах высшей нервной деятельности
4. Павлов об уме

От своего имени писать много не буду, цитаты сами за себя говорят.

1. Павлов о рефлексах

«Вы даете животному еду. Это вызывает известную деятельность организма, и притом постоянно. Если теперь, одновременно с тем, как действует этот постоянный раздражитель, на животный организм падает другой случайный раздражитель, а этот последний действует много раз в связи с первым, то он сам приобретает постоянное (подчеркнуто мной – a_gorb) действие. Вот основной закон этих изменчивых, колеблющихся явлений, которые мы наблюдаем в организме животного.
Неоднократные наблюдения, что эти явления (например звук посуды, вид служителя) делаются только при известных условиях раздражителями, дали повод назвать эти переменчивые раздражители условными раздражителями. Первые же раздражители (например еда) были названы безусловными раздражителями. Деятельность животного организма в ответ на безусловный раздражитель названа безусловным, постоянным рефлексом. А реакция организма на временный, условный раздражитель названа условным рефлексом.
Рефлекс — это закономерная (подчеркнуто мной – a_gorb) реакция животного организма на внешний мир при посредстве нервной системы. Разница же между ними та, что первые рефлексы постоянны, а условные — временны.» [И.П. Павлов]


Все четко и понятно. Но у меня остались такие вопросы:
Все ли поведение животного может быть сведено к рефлексам (условным и безусловным)?
Если да, то как это сведение осуществить на практике?
Можно ли аналогичным образом описать поведение человека?
Где можно почитать о современных результатах исследований в этой области?
Существуют ли незакономерные реакции организма на внешний мир?

2. Павлов и Ильенков о мышление

«В окончательном результате большими полушариями собаки постоянно производится в разнообразнейших степенях как анализирование, так и синтезирование падающих на них раздражений, что можно и должно назвать элементарным, конкретным мышлением. Это мышление таким образом обусловливает совершенное приспособление, более тонкое уравновешивание организмом окружающей среды.» [И.П. Павлов]

Эти слова Павлова, на мой взгляд, неплохо согласуются с мнением Ильенкова:
«Тут-то впервые и возникает (до слова вообще) и схема – образ другого тела, по контурам коего действует (самопроизвольно движется) становящееся мыслящее тело (субъект мышления), остающееся всегда, как и вначале, телом среди других тел, логике которых оно или подчиняется, или вообще не движется (не может двигаться). Мышление в этом, самом широком, самом общем виде свойственно и животному, и потому Спиноза, развернувший именно такое толкование «сути мышления» в качестве единственной альтернативы картезианскому его толкованию как чисто духовного, абсолютно бестелесного акта, и должен был допустить мышление и у животного, хотя тут оно и протекает как непосредственно-телесный акт, как явная функция тела, как телесное движение, сообразующееся с формой и расположением внешних тел.
Мышление в этом смысле (а этот смысл и есть наиболее общий смысл именно потому, что он фиксирует генетически-исходную, стало быть, первую во времени и самую простую по составу, то есть абстрактную, и притом вполне реальную форму деятельности, которая позднее начинает осуществляться и в других, более сложных и конкретных формах), конечно же, возникает и реально существует не только в абстракции.» [Э.В.Ильенков]

Далее Павлов указывает специфику человеческого мышления:
«Если наши ощущения и представления, относящиеся к окружающему миру, есть для нас первые сигналы действительности, конкретные сигналы, то речь, специально прежде всего кинэстезические раздражения, идущие в кору от речевых органов, есть вторые сигналы, сигналы сигналов. Они представляют собой отвлечение от действительности и допускают обобщение, что и составляет наше лишнее, специально человеческое, высшее мышление, создающее сперва общечеловеческий эмпиризм, а, наконец, и науку — орудие высшей ориентировки человека в окружающем мире и в себе самом. [И.П. Павлов]

А вот, что по этому поводу думает Ильенков:
«Могут сказать, что мышление вообще – в его сенсомоторной форме – возникает, может быть, и задолго до языка, но в специально-человеческой форме рождается только с языком и находит в нем, и только в нем, единственно адекватную себе форму осуществления. И тогда все благополучно остается по-прежнему и при «спинозовском» определении мышления.
На это надо сказать, что уже в сфере сенсомоторного мышления человеческое развитие принципиально (подчеркнуто мной – a_gorb) отличается от развития «мышления» животного. Дело в том, что сенсомоторные схемы человеческой деятельности завязываются как схемы деятельности с вещами, созданными человеком для человека(курсив - Э.В.И.), и воспроизводят логику «опредмеченного» в них разума, общественно-человеческого мышления. Ребенку с самого начала противостоит не просто среда, а среда, по существу очеловеченная, в составе которой все вещи и их отношения имеют общественно-историческое, а не биологическое значение. Соответствующими оказываются и те сенсомоторные схемы, которые образуются в процессе человеческого онтогенеза. Но именно они и составляют предпосылку и условие формирования речи, деятельности с языком и в языке.

И на всех последующих этапах обучения языку это обучение совершается только через «оречевление» его собственной, уже сформированной и уже свершившейся и свершающейся предметной человеческой деятельности, так что логика реальной специфически-человеческой (целесообразной) деятельности всегда усваивается раньше, чем лингвистические схемы речи, чем «логика языка», и всегда служит основой и прообразом этой последней.» [Э.В.Ильенков]

Разница мнений очевидна. По Павлову специфика человеческого мышления связана с использованием речи, сигнала сигналов. По Ильенкову – специфика не столько в сигналах, сколько в их источнике. Именно это и позволяет объяснить речь.
Мне лично ближе мнение Ильенкова.

3. Павлов о двух типах высшей нервной деятельности

Здесь мы увидим, к чему приводит по мнению (и наблюдению) Павлова опора в мышлении исключительно на вторую сигнальную систему:

«…человек представляет собой два типа высшей нервной деятельности, а это именно: тип художественный, следовательно, аналогичный, приближающийся к животному, которое тоже воспринимает весь внешний мир в виде впечатлений только непосредственными рецепторами, и другой тип — умственный, который работает второй сигнальной системой. Таким образом, мозг человеческий является сложившимся из животного мозга и из раздела человеческого в виде слова. У человека начинает преобладать эта вторая, сигнальная система. Можно думать, что при некоторых неблагоприятных условиях, при ослаблении нервной системы, может вновь произойти это филогенетическое разделение мозга, тогда возможно, что один будет преимущественно пользоваться первой сигнальной системой, а второй — преимущественно второй сигнальной системой. Это разделяет людей на художественные натуры и чисто умственные абстрактные натуры.
Когда это расхождение достигает большой степени при разных неблагоприятных условиях, тогда получается болезненное проявление этой сложности высшей человеческой нервной деятельности, так сказать, — утрированные художники и утрированные мыслители (патология). Я думаю первых приурочить к истерикам, а вторых — к психастеникам. Я видал много невротиков. Если говорить о жизненной неспособности или неактивности этих больных людей, то нужно сказать, что психастеники должны быть особенно жизненно бессильными, сравнительно с истериками, это подтверждается фактами. Многие истерики превращаются в «больших деятелей» жизни…. Наоборот, психастеники, которые исключительно словами орудуют, большей частью в жизни никуда не годны и совершенно беспомощны. (подчеркнуто мной – a_gorb)»[И.П. Павлов]

Т.е. получается, что ориентация мышления исключительно на слова делает человека беспомощным психом. Вот так-то.

4. Павлов об уме

Еще интереснее становиться, когда Павлов начинает рассуждать не с физиологической, а с философской точки зрения:

«Я перейду теперь к следующей черте ума. Действительность, понять которую ставит своей задачей ум, эта действительность является в значительной степени скрытой от него. Она, как говорится, спрятана за семью замками. Между действительностью и умом стоит и должен стоять целый ряд сигналов, которые совершенно заслоняют эту действительность. Я уже не говорю о том теперь уже общеизвестном положении, что наши ощущения чувств есть тоже только сигналы действительности. Но за этим следует целый ряд других неизбежных сигналов. В самом деле, действительность может быть удалена от наблюдателя, и ее надо приблизить, например, при помощи телескопа; она может быть чрезвычайно мала, и ее надо увеличить, посмотреть на нее в микроскоп; она может быть летуча, быстра, и ее надо остановить или применить такие приборы, которые могут за ней угнаться, и т. д., и т. д. Без всего этого нельзя обойтись, все это необходимо, особенно если надо запечатлеть эту действительность для других работ, передать ее, предъявить другим. Таким образом, между вами и действительностью накапливается длиннейший ряд сигналов.» [И.П. Павлов]

Пока мы находимся в рамках первой сигнальной системы, правда свои органы чувств мы «усиливаем», т.е. имеем дело «с вещами, созданными человеком для человека» [Э.В.Ильенков]. Но уже тут действует ум человека, а не животное, конкретное мышление.
Пойдем дальше:

«Теперь представьте себе вместо этой простенькой воронки какой-нибудь сложный инструмент. Сколько же ошибок может быть здесь! И вот ум должен разобраться во всех этих сигналах, учитывать все эти возможности ошибок, искажающих действительность, и все их устранить или предупредить. Но и это еще не все. Это лишь часть дела. Вы закончили свою работу, вам надо ее теперь как-нибудь запечатлеть, поделиться своими результатами с другими. И здесь выступают на сцену новые сигналы, новые символы действительности. Что такое наши слова, которыми мы описываем факты, как не новые сигналы, которые могут, в свою очередь, затемнить, исказить истину? Слова могут быть подобраны неточные, неподходящие, могут неверно пониматься и т. д. И вы опять должны остерегаться, чтобы не увидеть благодаря словам действительность в ненадлежащем, неверном виде.» [И.П. Павлов]

Вот так, работу уму удалось закончить пока не прибегая ко второй сигнальной системе, к языку. Язык вступает «на сцену», но он является не только помощником для ума, но может и исказить результаты его работы:

«Весьма часто случается, что один исследователь не может воспроизвести верных фактов другого — и только потому, что словесная передача этим другим обстановки всего его дела не соответствует, не воспроизводит точно и полно действительности. И, наконец, когда вы дойдете до выводов, когда вы начнете оперировать с теми словесными сигналами — этикетками, которые вы поставили на место фактов, — то здесь фальсификация действительности может достигать огромнейших размеров. Вы видите, как много возникает различных затруднений, которые мешают вам ясно видеть подлинную действительность. И задачей вашего ума будет дойти до непосредственного видения действительности, хотя и при посредстве различных сигналов, но обходя и устраняя многочисленные препятствия, при этом неизбежно возникающие.» [И.П. Павлов]

Таким образом, и по Павлову и по Ильенкову (и я тут примажусь – и по моему мнеию) человеческое мышление, ум пользуются и первой сигнальной, и второй сигнальной системой в единстве. В противном случае получиться либо чисто животное, либо никчемный псих. Т.е. человеческое мышление не только к словам (или каким либо другим символам) сводиться.