a_gorb (a_gorb) wrote,
a_gorb
a_gorb

Category:

Развитие речи. Часть 2

Продолжение. Начало тут.

Согласно И.П.Павлову слово является «сигналом первых сигналов». Подтверждением этого является язык примитивных народов, о чем писалось в предыдущей части. В тоже время, как справедливо отмечают, интересно рассмотреть развитие речи индивидуума, т.е. язык ребенка. (Отмечу, что я пока сознательно опускаю вопрос о предпосылках возникновения языка.)

«Первоначально мы встречаем у ребенка неосознанность словесных форм и словесных значений и недифференцированность тех и других. Слово и его звуковое строение воспринимается ребенком как часть вещи иди как свойство ее, неотделимое от ее других свойств. [подчеркнуто мной – a_gorb] Это, по-видимому, явление, присущее всякому примитивному языковому сознанию. … Простые опыты с детьми показывают, что еще в дошкольном возрасте ребенок объясняет названия предметов их свойствами: «Корова называется «корова», потому что у нее рога, «теленок» — потому что у него рога еще маленькие, «лошадь» — потому что у нее нет рогов, «собака» — потому что у нее нет рогов и она маленькая, «автомобиль» — потому что он совсем не животное».
На вопрос, можно ли заменить название одного предмета другим, например корову назвать чернилами, а чернила — коровой, дети отвечают, что это совершенно невозможно, потому что чернилами пишут, а корова дает молоко. Перенос имени означает как бы и перенос и свойства одной вещи на другую, настолько тесно и неразрывно связаны между собой свойства вещи и ее название.» [Выготский Л.С. Мышление и речь]
Т.е., как и у примитивных народов в языке ребенка слово выступает в качестве «двойника всех предметов», «слова … еще не отдифференцировались от вещей, они еще тесно связаны с непосредственным чувственным впечатлением».

Представляется интересным посмотреть, как происходит обучение речи у слепоглухонемых. Этот пример интересен тем, что такой человек практически лишен обычных каналов общения с другими людьми:
«Если ребенок родился с нарушенным слухом или потерял слух в раннем детстве, то естественным путем, т. е. путем подражания, он не научится говорить. Но такой ребенок видит. Он зрительно воспринимает жесты, обучается подражать жестикуляции. При помощи жестов он выражает свои желания. Воспринимая при помощи зрения поведение окружающих его людей, он начинает подражать им. А потом по специальной методике обучается и речи.
Если ребенок родился без зрения или потерял его вследствие заболевания в раннем детстве, он, конечно, будет лишен зрительных впечатлений. Но его выручит слух. Он услышит шаги приближающейся к нему матери, слухом воспримет ее слова. Подражая звукам речи, он научится разговаривать. При помощи речи у него разовьются возможности общения с окружающими его людьми. И в этом общении у ребенка, лишенного зрения, будет формироваться человеческое поведение и развиваться человеческая психика.» [Мещеряков А.И. Слепоглухонемые дети. Развитие психики в процессе формирования поведения]

Однако, со слепоглухонемыми детьми все гораздо сложнее:
«Все авторы, наблюдавшие слепоглухонемых до обучения, видели, что эти дети без специального вмешательства психически не развиваются. Более того, в литературе был отмечен ряд случаев, когда дети, получившие нормальное развитие, имеющие словесную речь и нормальное поведение, с потерей слуха и зрения претерпевали обратное развитие и вновь превращались в существа, ведущие полурастительный-полуживотный образ жизни.» [Мещеряков А.И. Указ.соч.]

Как же научить такого ребенка говорить? Интересно тут как раз то, что обычного ребенка специально учить говорить не приходится, со слепоглухонемым все радикально иначе – тут как раз необходимы целенаправленные усилия педагога, требующие большого времени и терпения, и хорошо продуманная специальная методика. Вот как происходил первый случай овладения словесной речью слепоглухонемого.
«Хоув [педагог] с самого начала понял, что обучение следует начинать не с отдельных букв, так как значки букв для слепоглухонемых не могли ничего обозначать. Обозначать можно было только предметы и только целыми словами. [подчеркнуто мной – a_gorb] Это была очень важная методическая находка, обусловившая дальнейший прогресс обучения.

При обучении Лоры Бриджмен [слепоглухонемая девочка] Хоув брал обычные предметы повседневного пользования: ключ, ложку, нож и другие вещи, наклеивал на них этикетки с их названиями, составленными из рельефных букв, и давал их для тщательного ощупывания своей ученице. … Сначала извилистые линии на этикетках, наклеенных на предмет, были для девочки как бы частью самого ощупываемого предмета. Но как оказывалось потом — своеобразной частью, которая может быть отделена от предмета. Но, и будучи отделены от предмета, этикетки сохраняют связь с теми предметами, на которые они были наклеены. [подчеркнуто мной – a_gorb]
В новых занятиях с учителем, когда давались предметы и ярлыки отдельно, определенные ярлыки могли быть наложены только на определенные предметы. Определенная этикетка, в зависимости от того, какие там изображены линии, может быть положена только на один из предметов, она как бы связана какой-то неощутимой ниточкой со своим предметом — с тем, на который она была раньше наклеена. И если положить ее на другой предмет, учитель дает знать, что это ошибка.

Это был продолжительный, утомительный и очень медленный процесс, но продвижение вперед было заметно. Хоув писал: «О достигнутых нами результатах недолго и нетрудно поведать, но сам процесс был далеко не так прост: прошло немало недель, казалось бы, напрасного труда, прежде чем эти результаты стали заметны»
Постепенно Лора Бриджмен научилась употреблять слова в общении и выражать при помощи языка слов свои представления, желания и мысли.»
[Мещеряков А.И. Указ.соч.]

Как видим, и в этом случае при начальном развитии языка проявляется все та же общая закономерность.

Продолжение следует …
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments